Транскрипция мысли

Александр Коротко, «Авраам и Исаак», поэма, Симферополь, «Таврия», 2007 г.

Александр Коротко, «Мы звезды Давида», избранные стихотворения, Симферополь, «Таврия», 2007 г.

Александр Коротко, поэт, живущий в Украине, достаточно известен и за ее пределами. Член российского ПЕН – Центра, он издавался также на украинском, английском, французском, стихи были переведены на польский, хорватский, греческий языки. Самобытность произведений Александра Коротко высоко оценена признанными мастерами литературы - вступительные статьи к его произведениям писали А. Битов и А. Вознесенский. Критика, отдавая ему должное, отмечала: «Александра Коротко трудно поставить в какой-либо ряд по признаку сходства, подобия и родства, у него все слишком свое, кровно изобретенное. Каждое его стихотворение – лишь элемент объемной трагической фрески о современности» («Зеркало недели»,1998). В 2002 году вышел диск «Вдоль тишины» - стихи поэта читает прекрасный артист Сергей Юрский, на театральной сцене в Киеве с успехом шла пьеса Коротко «Квартал небожителей», его поэзия, положенная на музыку, привлекает талантливых исполнителей - Светлану Портнянскую, Тамару Гвардцители, Александра Малинина, Иосифа Кобзона, Таисию Повалий и многих других.

Александр Шимонович недавно приезжал в Израиль, здесь с успехом прошли презентации вышедших книг, его выступления на радио. Поэт рассказал, что в последние годы много времени уделяет иудаизму, что нашло отражение в его творчестве: поэма «Авраам и Исаак» и сборник избранных стихотворений «Мы звезды Давида» изданы на двух языках – русском и иврите.

- В Торе есть недельная глава «И иди к себе». Приходит время, когда возникает потребность вернуться к своим духовным истокам. Мой папа был верующим человеком, возглавлял еврейскую общину Крыма. Он был польским евреем, знал иврит, читал Тору. Пока была жива бабушка, они говорили только на идиш. Я вырос в такой атмосфере. С каждым днем, изучая иудаизм, я все больше погружаюсь в мир духовных ценностей, меня это по-настоящему волнует. Об этом - поэма «Авраам и Исаак». Еврейская тема звучала и в прежних моих стихах. На мое стихотворение «Бабий Яр» музыку написала очень талантливый композитор Инна Пушкарь, песня в исполнении Светланы Портнянской звучала по всему миру и в 2006 году была признана лучшей песней о Холокосте. В сборнике «Мы звезды Давида» есть стихи о детстве, о городе, где я рос, о любви и о смерти. Поэзия – самая камерная, самая проникновенная субстанция в творчестве. В поэзии нельзя притворяться. Слово – это транскрипция мысли, это айсберг, где есть огромное внутреннее философское наполнение. Ведь поэзия – это, прежде всего, боль, пропущенная через душу. Я хотел, чтобы мой голос зазвучал на том языке, на котором говорили мои предки. Мне очень повезло с переводчиками – Хава Коржакова, а затем редакторы и переводчики Рая и Игаль Гамеир сумели глубоко прочувствовать все, о чем я думал и писал. Им, как носителям языка, удалось превратить мои стихи в ивритскую поэзию.

Александра Коротко отличает своя неповторимая музыка стиха, свой ритм, который не имеет аналога, свое трагическое мироощущение.

«Ползла по небу ночь – змея, и не хотелось жить Аврааму. И сон, объятый пламенем тоски, искал дороги – к рассвету, к солнцу, а в виски стучало заклинанье: «Три дня пути». И утром ранним явились слуги и тревоги, и на пороге стоял растерянный Исаак. «Пусть будет так», - сказал Авраам и начал сборы.

Их ждали впереди не горы, а Мориа – гора, где Храму предстоит стоять, где разговоры о земном, о бренном, уходят вспять…»

И совсем другие стихи – исповедальные, истоки, их питающие, глубоко личные.

Город рыжих невест. 
Местечковый обидчивый ветер
за один лишь присест 
выпивает всю воду из луж.

Камертон поэта настроен на осмысление тем, созвучных каждому человеку, но ему дано выразить это в поэтических строфах.

Возникает необратимо из оттенков времен и эпох
жизни чувственной пантомима – полусон, полуявь, вздох.

Что происходит со временем и с нами, кто похищает самое бесценное? Это – «время с глазами ростовщика…» Где остался наш Дом Детства? Вернуться туда уже невозможно…

Дом оглох в тишине, 
мой последний вокзал, 
он забыл обо мне, 
дом меня не узнал.

Тема Холокоста. Всего четыре строки… и физически ощущаешь промозглость и безысходность.

Грех сводит тишину с ума. Бескровная война. Концлагеря и печи.
Жизнь куколкой живет. Продрогли плечи часовых. Скрипит 
повешенный фонарь. Никто не верит, что умрет. И дождь,
как проклятый звонарь, по наковальне сердца бьет.    

Есть и совсем короткие строфы – меткие емкие афоризмы:
«Всем лицам, знавшим знанье ночи наизусть, отчаяньем предписано молиться».
«Адам и Ева никогда не любили друг друга».
«Ангел рассмешил душу, и возникла улыбка на лице человека».
«Без ответа остался еврейский вопрос».
Заметим - и не только. На многие вопросы бытия пытается найти ответы поэт.
«Жизнь происходит. Эту радость, средь прочих новостей, живущий на земле в один из дней своих находит».
Но также, не упрощая человеческой природы, напоминает: все мы, земляне, гости в этом мире.

Приходит время, и пора 
душе в дорогу собираться.
Совсем не спится до утра, 
и стыдно в этом нам признаться.
Приходит время, и пора
увидеть яркий свет нездешний,
понять, что жизнь Его игра,
а мы птенцы в Его скворечне.
Приходит время, и пора
читать последнюю страницу,
и слушать, слушать как ветра
заглядывают в наши лица.
Приходит время, и пора
расправить крылья для полета,
забыть, что были вечера 
как продолжение субботы.
ещё