Новинки международной выставки Book-Expo 2013

интернет-ресурс газеты Forum Weekly, опубликовано на сайте Forumdaily.com от 14.06.2013, Нью-Йорк

Ирина Гедрич

(публикуется в сокращении)

Творческий вечер известного киевского поэта и драматурга Александра Коротко состоялся в знаменитом своими поэтическими вечерами Русском книжном магазине на 5 Авеню в Манхаттане. Президент издательства «Либерти» Илья Левков представил читателям автора знаменитой поэмы «Авраам и Ицхак», вошедшей в новый сборник избранных стихотворений и поэм «Есть птицы расставания любви», изданный Liberty Publishing House, New York. Автор предисловия к поэтическому сборнику Александра Коротко «Заре навстречу» Андрей Вознесенский назвал его «новатором, импрессионистом в поэзии», а патриарх украинской литературы Павло Загребельный в предисловии к книге стихотворений «Бесцветные сны», говорил о его поэзии так: «Стихи не для чтения вслух, а для созерцания, для впитывания взглядом… Эти стихи позволяют жить не в мелочной суете повседневности, а в том великом одиночестве, где мы остаёмся людьми в наивысшем значении этого слова».
По приглашению Ильи Левкова я побывала на этом замечательном творческом вечере и смогла задать поэту Александру Коротко несколько вопросов:



– Александр, что из Вашего творчества вошло в сборник избранных произведений?

– Эта поэтическая книга – итог моей работы двух последних десятилетий. Книга выстроена по тематическому принципу: детство, стихи о поэзии и творчестве во всех его проявлениях, лирика, еврейский цикл, философия. В мою книгу вошли четыре поэмы – «Возлюбленная солнцем», «Париж», «Венеция» и уже хорошо известная читателям поэма «Авраам и Ицхак».


– A как Вы позиционируете самого себя?

– Как поэта, для которого поэзия не первична, а является лишь инструментом постижения Б-жественного, так как вера лежит в основе всего.


* * *

Я не Адам, и я не Каин, я никого не убивал, я в этот мир
пришёл с окраин тех будней, где человек ничтожно мал.
Я не Адам, нет, я — как Авель, чья кровь доныне вопиёт

из недр земли, я порожденье вашей травли, немой вопрос:

как вы могли?


– Что для Вас является определяющим в Вашем творчестве?

– Это иудаизм, философия, живопись, музыка, творчество известных писателей, поэтов, художников, композиторов.

 

БРОДСКОМУ

На остров. Неужто так просто? Пронзительно тихо, ночь

мышью летучей вонзилась в луну, и стих твой стал страхом,

неистовой тучей, что тянет и небо и вечность ко дну. Земля

тебе пухом, нет, прахом, по слухам, ты пишешь, смешной

небожитель, зеркальную правду балетной страны. Вершитель

не судеб, а снов поимённых, ты слышишь, ты видишь, как

слабые волны всё же приносят с другой стороны, строчку за

строчкой, фискальные даты жизни непрочной как оправдание

нашей вины.


– Как Вы считаете, Александр, может ли человек полностью познать Б-га?

– В еврейской традиции изначально известно, что полностью постичь Б-га человек не может: он может только стремиться к познанию Его, в меру своих возможностей. Тaким образом, путь религии и путь науки в их стремлении к истине, — это два пути к одному и тому же. Но, как замечательно сказал об этом близкий к нам по времени еврейский религиозный мыслитель рав Иосиф Дов Соловейчик, «Целью и пределом знания является непознаваемое… Тайна жизни заключается в том, что тайное должно существовать… А наивысшее счастье приходит к человеку тогда, когда, убедившись в своём неведении, он находит Б-га…»

МЕЖДУ НЕБОМ И ЗЕМЛЕЙ

На ощупь тишину едва отыщешь. Поверь, нет лучше пищи 
для души, чем мысли. С твоей сноровкой, взглядом крысьим 
не потянуть заоблачные выси. Поэтому пока ты здесь и под 
ногами почву греешь, весь пыл свой жаркий (а ты сумеешь) 
направь туда, где твой покой, оберегаемый разлукой, спасёт 
от грешного суда и от назойливой и праздной скуки. Как две 
погасшие звезды, твои глаза на фоне неба, но это, друг мой, 
полбеды, там, где беда, еще ты не был. Над бездной только 
сон и дух парят бесстрашно (плоть не давит), но кто об этом 
скажет вслух, пока земное нами правит.


– Как Вы считаете, что нужно уметь человеку, чтобы не разрушать свою душу?

– Уметь любить и уметь прощать.


* * * 

Мы прощаем любовь и дыханием робким возвращаем не

 

время, а холодную кровь, и бессонное сердце, часовой

наших бед, словно путник покорный, поклоняется солнцу, 
и бумажный рассвет, как когда-то любовь, за мгновенье 
сгорает, и букет, что зовётся весной, на глазах наших

вянет. Я не знаю, зачем возвращается страх тишины и

безлюдное эхо молчания оглушает не ночь, а голодные

сны той оглохшей страны, где живут впопыхах наши дни,

и напрасно огни, что бенгальскою славою звёзды зажгли,

через вечность отчаяния мне в глаза говорят – ты устал,

отдохни…»


– Вы – еврейский поэт, пишущий на русском языке, автор более 20 книг, переведенных на английский, французский, польский и украинский языки. Переводят ли Вас на иврит?


– Конечно, переводили и переводят сейчас. Я часто бываю в Израиле, где живут мои друзья и замечательныe переводчики с русского на иврит Рая и Игаль Меир, с которыми мы сейчас сотрудничаем. 
Здесь, в Нью-Йорке, кроме участия в Международной выставке «Book-Expo», состоялась и наша с Ильёй Левковым встреча с министром абсорбции Израиля Софьей Ландвер, в ходе которой министру была вручена моя книга «Есть птицы расставания любви».


– Ваша жизнь полна ярких творческих событий и взаимного сотрудничества с известными композиторами и певцами. Как заинтересованный читатель может познакомиться с Вашим творчеством поближе?

– Путь достаточно простой – заказать книгу на сайте издательства «Либерти» http://libertypublishinghouse.com и зайти на мой личный сайт http://en.korotko-poetry.com

ещё