О «Лунном мальчике» Александра Коротко

Дмитрий Дроздовский, критик, литературовед, переводчик, писатель. Октябрь 2019, Киев

Детектив зарождается в эпоху романтизма, образцы этого жанра представлены как в немецкой, так и американской версиях этого направления. Романтическое двоемирие позволило разработать новый жанровый паттерн, в котором действительность воспринималась загадочно, а человеческая жизнь была микромоделью такой загадки. Повесть «Лунный мальчик» Александра Коротко — произведение, которое содержит и присущее романтизму двоемирие, и детективную интригу, реализация которой происходит не столько на сюжетном уровне, сколько в плоскости психологических переживаний, то есть имеет внутреннюю природу.

Детективная история, связанная со сногсшибательными изменениями в жизни героини, сочетается с ее галлюцинациями и ощущением, будто реальность ускользает из рук и превращается в нечто непонятное и непостижимое. Повесть написана современно, она динамична и модерна, однако динамизм определен особыми мировоззренческими установками и авторским стилем. С одной стороны, имеем рассказчика, который все знает (иначе откуда такое точное попадание в характеристику персонажей с момента первой их встречи; незнакомец напоминает бывшего бандита и сутенера, что, в конце концов, именно так и есть), однако восприятие реальности в повести импрессионистическое, глубоко психологическое, импрессионистически-символическое и вообще нетипичное. С другой стороны, перед нами пример произведения, в котором показательна традиция экзистенциализма письма, свойственного французским писателям Ж.-П. Сартру или А. Камю. Мотив одиночества определяет центр проблемно-мотивного комплекса повести. Кроме того, имеем персонификацию таких явлений, как Ночь, а подобная тенденция свойственна уже иному направлению: символизму, генетически связанному с романтизмом.

А. Коротко создает повесть, которая может быть объектом внимания различных читательских аудиторий: офисного «планктона», людей бизнеса, но также и тех, кто ищет философских объяснений в понимании того, как функционирует мир. «Лунный мальчик» — новый пример философского произведения, в котором показаны неизведанные грани человеческой души, причудливые проявления подсознания, которое реализуется в способности персонажей менять реальность: как свою, так и другого. Жизнь героини кардинальным образом превращается в безумие, что проявляется в ощущении экзистенциального отчаяния от той бездны, перед которой она оказалась. Но пропасть — лишь игра ума, и здесь снова упоминаются Кант и Фихте, Гофман и Ницше. Человек — единственное существо, способное столь мощно переформировывать действительность под себя. Произведение нетипично для украинской литературы, и это вызывает еще больший интерес у читателей. В нем есть любовная интрига, «скелеты» из прошлого, бизнес-истории, конфликты на работе, одиночество и почти безумие — все то, что определяет как пространство современной литературы, так и жизнь ее нынешних читателей.

Однако свойственные этому произведению особая философичность, созерцательность, внимание к внутренним движениям души героини реализованы в своеобразных фонариках-эпиграфах к каждому разделу. Перед нами прежде всего психологически-философское произведение, в котором говорится о хрупкости реальности, о состоянии неуверенности и о необходимости жить внутренним ощущением действительности, поскольку аналитические рецепторы могут давать сбой или быть неэффективными. Это повесть об эксперименте над человеком, которому жизнь (космос, эгрегор) через другого персонажа дает возможность подняться над действительностью и изменить оптику мировосприятия. Подобное делает яхта перед тем, как быть пришвартованной: изменяет курс на 180 градусов. В жизни героини происходит поворот, и этот новый опыт должен помочь ей подняться на новую ступень своей жизни. Все, что происходит рядом, — только подтасовки и мистификации, которые загадочным образом должны способствовать духовному росту. История с увольнением, встречи с бывшей женой мужа, в конце концов, его смерть — все это причудливые частицы пазла под названием вступление в «новую жизнь».

Есть в повести и шекспировское «Жизнь — это театр», и кальдероновское «Жизнь — это сон». Однако новое экзистенциалистское мировоззрение утверждает, что А. Коротко написал повесть, которая предлагает иной взгляд на современного человека и мир вокруг него. Мы, несмотря на все технологические изобретения, можем быть беззащитными в ненадежном мире, который в один день может раскрошиться. Виртуальные технологии — сила, которая может мощнее реализовать извечное стремление человека изменять действительность, подстраивая ее под причудливые лабиринты собственного ума. И ни одна литература не придумает чего-то большего, чем то, что способна подкинуть жизнь. А. Коротко сумел «схватить» модель новой жизни, которая, по сути, напоминает барочно-романтическое: игры разума до сих пор могут породить в нем чудовищ, потому что человек, перефразируя Б. Спинозу, — это «камень, выпущенный из пращи», или же, по Г. Гриммельсгаузену, «это вечный путешественник в чужом мире». Вот в таком «чужом мире», созданном причудливым воображением, и выпадает жить героини, которая, идя по лабиринтам мира и имея встречи с не известными ей до сих пор людьми, понимает, что реальность и ее восприятие все больше напоминают галлюцинации. И в этот момент еще выразительнее становится атомизированность современного человека: каждый на самом деле живет собственными страхами, инстинктами (причем у человека, как замечает рассказчик, они могут быть еще сильнее, чем у животных, в частности в аспекте уничтожения).  

«Лунный мальчик» А. Коротко — повесть о человеке с экзистенциалистскими рефлексиями и поисками фундамента в мире, который кто-то может создать вместо тебя. Поиски персонажа наталкивают читателей на поиски в измерениях не литературных, а жизненных лабиринтов. Хотя в современном мире цифровой виртуальности все переплетено: поэтому важно если не умственно, то интуитивно, «умом сердца» чувствовать переход в зазеркалье реальности, чтобы не множить лишних сущностей, а идти по пути самопознания.

ещё