Эссе

Книги, кино, живопись

О КИНО

Настоящее большое кино – близко к поэзии. И, как в поэзии, важен творец – режиссер.
Микеланджело Антониони – в нем и живопись, и поэзия. Это огромное явление. Настолько огромное, что поневоле задумываешься – знаете, бывает, творчество и результат творчества гораздо выше личности, своего создателя. И общаясь с человеком, просто не можешь понять: как он мог это создать? Антониони – неординарый человек, но его фильмы все же больше него. Он говорит настолько сильным языком об одиночестве, отчужденности, что его фильмы и сегодня звучат – потому что мы все еще одиноки и все еще разобщены.
Из фильмов я бы выделил «Затмение». Феллини. Я могу смотреть его фильмы, ладно, не сотни, но десятки раз точно. Когда возникает внутренняя потребность закрыться и пообщаться смотрю «Рим» – это невероятное сочетание, когда кино входит в жизнь, а жизнь проникает в кино. И другие его фильмы смотрю – у него нет проходных вещей.
Бергман. «Земляничная поляна». Он настолько глубок, настолько сильно прописывает интонацию человеческих страстей, настроений, души! Современное кино не смотрю. Нет времени, да и особой потребности, — день очень спрессован. Могу потратить его иначе, более производительно для себя. Но эти режиссеры и их фильмы меня волнуют и трогают. Смотрю их, когда ощущаю потребность погрузиться в себя, отстраниться от суеты, нашей довольно бездарной мирской жизни, вот тогда я обращаюсь к этим мастерам. Каждый из этих режиссеров – подводная лодка. Они меня погружают. Иду с ними на большие глубины, но потом надо долго выбираться обратно на поверхность.



О МУЗЕЯХ

Люди, которые интересуются тем или иным видом искусства, в частности живописью, делятся, на мой взгляд, на две категории: на специалистов, для которых это профессия, и на любителей.
Естественно, я буду говорить о живописи как любитель. Исходя из своего многолетнего опыта посещения музеев мира, первое знакомство с большими мастерами прежде всего требует определённого настроя и концентрации внимания.
При осмотре картин нужно вести диалог со своими ощущениями и ответить на первых порах только на два вопроса: нравится тебе работа или нет и почему.
Лично я посещаю музеи лишь с утра и на голодный желудок для остроты восприятия. Сначала осматриваю все работы, подолгу останавливаюсь возле картин, которые мне понравились.
После завершения осмотра возвращаюсь в первый зал музея и начинаю проходить все заново и более пристально знакомиться с наиболее понравившимися мне картинами. На следующий день возвращаюсь в музей и останавливаюсь только возле этих картин. Таков мой личный опыт.
С удовольствием посещаю галерею Бельведер в Вене. Здесь можно познакомиться с двумя выдающимися австрийскими художниками – Густавом Климтом и его учеником Эгоном Шиле. В музее представлена самая полная коллекция картин Климта.
Музей норвежского художника Эдварда Мунка в Осло. Мунк – один из ярчайших представителей экспрессионизма в мире.
Галерея Ленбаххаус в Мюнхене. Здесь отлично представлен один из основоположников абстракционизма и теоретик изобразительного искусства Василий Кандинский.
Музей Магритта в Брюсселе. Рене Магритт один из выдающихся художников-сюрреалистов в мире.
Национальный музей Русского искусства в Киеве. Здесь можно увидеть Врубеля, Серова, Репина.
Из современных украинских художников, живущих в Киеве, очень люблю и высоко ценю Ивана Марчука и Германа Гольда.



ДЛЯ ЧЕГО НАДО ЧИТАТЬ КНИГИ?

Это равносильно тому, если бы у нас спросили, для чего мы дышим. Наша душа должна питаться так же, как и тело. У тела питание материальное, у души – духовное. А книга как раз и есть та духовная пища, без которой душа не проживёт и дня.
Язык как живая ткань словесного ряда наполняет нашу жизнь эмоциональными смыслами, дарит нам ещё не прожитый опыт, выводит за грани обыденности и монотонной повседневности. Музыка и живопись говорят на языке образов, ассоциаций, символов. Слово в этих видах искусства присутствует, как послевкусие от выпитого благородного вина. В театре, тем более в кино, главные роли отведены не слову, а другим художественным формам.
Только в книге слово главенствует. Чтобы понять это, надо вернуться к её истокам. Первая книга, Священное Писание, написана не человеком, а Создателем. Слово как Б-жественный сгусток энергии, как созидательная сила, творящая жизнь, проявляет себя только в книге.
У каждого человека свои привязанности в чтении. Кто-то больше любит прозу, кто-то поэзию. Лично я отдаю предпочтение прозе гениальных поэтов. Итак, «Пиковая дама» Пушкина, «Тамань» Лермонтова, детективные рассказы Эдгара По, «Египетская марка» Мандельштама, дневники Цветаевой, проза Рильке о Родене, книга «Об искусстве» Бодлера, эссе Бродского.
Книга – очень интимная, камерная вещь. Только наедине с ней мы становимся сами собой, она обнажает нашу суть, делает нас возвышеннее и благороднее. Безусловно, это относится только к духовно чистым книгам.
Мы по собственному опыту знаем, что можно бесконечно смотреть на бушующее море, на отрешённость заснеженных вершин, на сполохи огня. Не все задумываются, почему эти явления природы так нас завораживают и вдохновляют, почему имеют такую притягательную силу, почему от них никогда не устаёт глаз и тем более душа. Только лишь потому, что в них, как и в книгах, присутствует загадка бытия.
Слово Б-жественного происхождения живёт в книгах, озаряет их смыслом. С книгой мы взрослеем, мудреем, становимся добрее, и с книгой мы уходим в Вечность.

Ещё