Эссе

О двух Василях

 

Пустить мене до мене…
       
(Василь Стус)

 

Незаслуженно забытых поэтов не бывает, рано или поздно они возвращаются к людям, как восходы и закаты, как звёзды, говорящие на языке вечности. Они, как устья, впадают в реку времени и текут нам навстречу, в будущее, в нашу отчаянную жизнь. Так к нам вернулись в девяностые годы Василь Симоненко и Василь Стус. Большие поэты не растут, как грибы после дождя, они не летают в птичьих стаях – их манят горние выси, недосягаемые и незримые, они живут в отвергнутом царстве, за крепостной стеной одиночества. Они старше своих современников иногда на годы, иногда на десятилетия, а иногда на столетия. Время над ними не властно. Они приходят в этот мир дважды – когда рождаются и когда написанное обретает вторую жизнь. Их удел – одержимость, но не как мера таланта, а как предназначение, как боль, кочующая от душ, покинувших этот мир, к душам, явившимся в этот мир, чтобы произнести своё единственное, неповторимое слово и вступить в противоречие, не с реальностью, а с действительностью. Таковы судьбы двух поэтов, живших в одно и то же советское время.

 

Василь Стус нёс в своём сердце не только любовь к Украине, но и откликался на все её муки и страдания. Его судьба похожа на судьбу Варлама Шаламова. У обоих был свой отчий дом, у Стуса – Украина, у Шаламова – Россия, но Колыма была  одна на двоих.

 

Нетрудно себе представить, как сложилась бы судьба  Василя Симоненко, если бы он прожил долгую жизнь. Я думаю, что ему была бы уготована та же участь, что и Василю Стусу.

В последние два года жизни Василя Симоненко его поэзия, как хорошее вино, выдержанное и терпкое, позволяет говорить о зрелости и мудрости. А было ему всего лишь двадцать восемь. Невольно напрашивается сравнение с Лермонтовым. Несмотря на грустную, порой трагическую, сюжетную основу их поэзии, в них всегда сквозь мрак, туман пробивается солнечный луч надежды. Никакая биография поэта не расскажет больше, чем их произведения. Жизнь больших художников не заканчивается, а длится и продолжается в их  творениях.

 

Василь Стус и Василь Симоненко были внутренне свободными. Их духовная чистота и поэтический дар строили шеренги нетленных нерукотворных строк, которые воинами-освободителями шли на борьбу с режимом. Жертвенность обоих, их гражданская поэзия – не просто «заповiт». Василь Симоненко стремился  быть похожим на Тараса Шевченко. Стуса и Симоненко трудно сравнивать с классиком украинской поэзии, но то, что они – его продолжатели, бесспорно.

 

Можна все на свi вибирати, сину,

Вибрати не можна тiльки Батькiвщину.

(Василь Симоненко)

Ещё